«Создать игру, которая добьётся успеха в мире - вот это вызов» - Журнал о розничной торговле и общепите в ритейле Tочка продаж

«Создать игру, которая добьётся успеха в мире - вот это вызов»

Игра сегодня присутствует во всех сферах жизни: играют не только дети, но и взрослые. Тему игр, которые могут покорить не только российский рынок, но и зарубежный, а также перспективы открытия профобразования для создателей игр подняли в авторской передаче Антонины Цицулиной «Да-Игра!» и обсудили с Александром Савенковым, директором Института педагогики, психологии и образования МГПУ и Дмитрием Кибкало, совладельцем сети магазинов настольных игр «Мосигра».

«Создать игру, которая добьётся успеха в мире - вот это вызов»

Антонина Цицулина: — Добрый день! Это программа «Да – Игра!» на телеканале Mediametrics, и традиционно каждый понедельник в 17 часов мы с вами обсуждаем вопросы развития рынка индустрии детских товаров. Сегодня у нас два гостя, я хочу их представить, это Дмитрий Кибкало, основатель и совладелец компании «Мосигра».И Александр Ильич Савенков, директор института педагогики, психологии образования Московского городского педагогического университета. Сегодня мы с вами поговорим об интеллектуальных играх. Поговорим о теории игр. В общем, о таком большом и серьёзном классе, где я бы попросила Дмитрия рассказать все о настольных играх. А дальше мы откроем большой секрет, а почему сегодня именно Александр Ильич Савенков с нами, и как МГПУ и Институт педагогики и психологии образования МГПУ видит тему интеллектуальных игр для себя. Коллеги, самый первый вопрос, это, пожалуйста, какую игрушку из своего детства вы запомнили больше всего и почему?

Александр Савенков: — Я запомнил больше всего маленькие зелёные модели военной техники. Танки, пушки, особенно мне нравились машины ГАЗ. Они были сделаны тогда так дотошно, с деталями. Мне страшно нравилось их разбирать, всё до мельчайших подробностей. Меня очень радует, что эти игрушки выпускаются до сих пор. Наверное, уже сделаны другие формы и вероятно, другие модели танков появились, но мне кажется, это потрясающе.

Антонина Цицулина: — Я хочу сказать, что мальчишки до сих пор с огромным удовольствием играли, играют и будут играть, хотя тема вообще военных игр, она стоит очень остро. Но это тема другой большой передачи. Дмитрий, а Ваша?

Дмитрий Кибкало: — Я помню, что мы все детство играли в «Банки». Есть такая игра «Банки», она еще называется «Пекарь». И я с удивлением узнал, что сейчас молодёжь не играет в нее, а мы прямо целыми днями «рубились», палками сбивали банки, как городки, но с нюансами. Моя компания началась с того, что мы взяли старое советское прошлое и вдохнули в него новое современное будущее. И вот игра «Банки», это одна из вещей, куда ещё можно вдохнуть современное будущее. Это прямо находка, игра-огонь!

Антонина Цицулина: — Кстати, сейчас настольные игры активно уходят на пол и становятся напольные, настенные, подвижные игры. Интеллектуальные и настольные игры, это одно и то же?

Дмитрий Кибкало: — Есть интеллектуальные игры, их подкласс настольные. Интеллектуальные игры - это всевозможные викторины, квизы… Их миллионы. У настольных игр тоже соответственно есть много разных классификаций, их можно классифицировать по типам механики, по действиям, с помощью которых взаимодействуют игроки. Самая базовая классификация настольных игр, которую мы применяем, игры на подумать и игры на посмеяться. И уже «внутри» их можно делить на механические составляющие, по аудитории (дошкольные, школьные, подростковые, взрослые, семейные взрослые).

Антонина Цицулина: — Сейчас Александр Ильич не согласится «на подумать» и «на смеяться» с точки зрения развития эмоционального интеллекта… Александрович Ильич?

Александр Савенков: — Я развил бы идею Дмитрия, сказав, что интеллект неотделим от самого человека. И во что бы человек не играл, он включает все свои когнитивные возможности. И в этом смысле даже классические спортивные игры, вроде футбола или хоккея, можно классифицировать как интеллектуальные. Хотя всё же для простоты понимания, когда мы говорим об интеллектуальных играх, мы предполагаем, что речь идёт об играх, где минимально задействована физическая сфера, координация движений, где не столько развлекательные задачи, сколько задачи интеллектуального плана, с умственным напряжением, с проявлением креативности. Конечно, с моментом удачи - без удачи ничего не бывает.

Антонина Цицулина: — Сегодня компания «Мосигра» - это холдинг, торговая сеть, а как начался этот бизнес?

Дмитрий Кибкало: — «Мосигра» - это 72 магазина, 4 страны, своя фабрика, своё издательство. Мы разрабатываем игры, локализует лучшие западные игры. Производим продукцию в Подольске. Продаем в России и в странах СНГ. А началось всё в детстве, когда отец научил меня играть в настольную самодельную игру - «Шакал». Мы всё детство с братом в неё играли, и я был уверен, что эта игра очень известна. Мне папа говорил, что они студентами в общежитии, в университете, все время в неё играли. Я тоже поступил, приехал в общагу - никто этой игры не знает. Мы студентами тоже все ночи напролёт в неё играли, и у меня появился пунктик, что такое замечательное дело пропадает, надо сделать. И вот сложились определенные обстоятельства, я выпустил эту игру, принёс продавать в игрушечные магазины. Мне сказали, что она никому не нужна и что ничего не получится: игра очень дорогая, да и неизвестная. А меня прямо «вымораживает», если мне кто-то говорит о том, что что-то невозможно. Я решил доказать, что возможно. И вот доказываю уже десятый год.

Антонина Цицулина: — Я поняла, что это главный секрет успеха. И очень часто мы понимаем, что все вдохновляющие или большие и не только игрушечные истории возникают тогда, когда есть, кто это драйвит. В этом году мы отмечаем столетие российской игрушки. И мы (Прим. ред.: Национальная ассоциация игрушечников России) запустили сайт www.toys-russia.ru, на который наши промышленные предприятия загружают свои игры. Далее за эти игрушки и игры голосуют все посетители сайта. Мы хотим выбрать самую важную, главную игру за последние 100 лет. Буду рада видеть компанию «Мосигра» и ваши знаменитые игры на этом сайте. А какую игру сделали после «Шакала»?

Дмитрий Кибкало: — Вторая игра была «Мафия», мы сделали карты для игры в мафию, потому что их почему-то тоже никто не делал. Мы долгое время «ехали» на старом советском прошлом, а потом начали разрабатывать своё.

Антонина Цицулина: — Я думаю, что это хорошее прошлое, которое обновлено под запросы сегодняшнего дня.

Дмитрий Кибкало: — Иногда мне кажется, что мы живём на руинах более высокоразвитой цивилизации.

Антонина Цицулина: —Мы понимаем, что, особенно в семейной среде, родители с огромным удовольствием играют в игры, которые они любили в детстве. Всегда будет класс игр, в которые играли современные мамы и папы, когда были маленькими. Александр Ильич, мы с вами много лет взаимодействуем, у нас прошла замечательная научно-практическая конференция по игре. Сейчас готовится научный сборник по этой конференции. Но на прошлой нашей встрече вы меня удивили идеей об открытии новой программы. Расскажите о ней.

Александр Савенков: — У современных университетов довольно много свободы в составлении учебных планов, в подготовке специалистов. Мы не случайно перешли на двухуровневую систему, и как бы её не ругали, назад движения не будет. И вот эта вторая ступень, магистратура, она очень мобильна и подвижна, и мы сами можем менять направленность, ориентируясь на то, что происходит на рынке. Мы в институте решили открыть магистерскую программу по подготовке педагогов для реализации интеллектуальных игр.

Антонина Цицулина: — Я мечтаю, чтобы педагоги тоже научились играть.

Александр Савенков: — Педагоги должны научиться играть и, вы знаете, представители многих классических интеллектуальных игр, таких как шахматы, давно рвутся в школы.  Мы рассчитываем подключить их ресурс, и ресурс таких специалистов как Дмитрий. Я думаю, что у этой программы большое будущее.

Антонина Цицулина: —Я правильно понимаю, что учебно-методическими пособиями для обучающихся по этой программе будут интеллектуальные игры?

Александр Савенков: — Будет несколько блоков. Есть целый блок материалов, связанный с психологией игры. Эта линия достаточно разработана, и в теории, и с прикладной стороны. Есть педагогические разработки, касающиеся игровых дел с детьми. Ну и, конечно, конструирование самих игр, составление композиций, разработка методических материалов, к этому надо будет подвести наших педагогов.

Антонина Цицулина: — Дмитрий, правильно я отметила, что Александр Ильич в силу того, что эта программа только будет создаваться, не рассказал о механике настольной игры, интеллектуальной игры. Разработчики знают, что есть определённые правила, математическая логика в создании…

Дмитрий Кибкало: — Само собой, в целом, если говорить про настольные игры, есть механика, которая определяет методику взаимодействия между игроками. Сначала определяется цель, кто будет считаться победителем, каким образом определяется победитель, также есть механика взаимодействия, передачи хода.  Также есть сеттинг - это вселенная или мир, в который мы оборачиваем эту механику. С точки зрения механики можно определить подбор карточек или выбрасывание кубиков, а с точки зрения сеттинга может оказаться, что мы строим город или космический корабль.

Антонина Цицулина: — Целую страну.

Дмитрий Кибкало: — Да! И сеттинг - это способ втянуть человека в механический процесс, а задача механики удерживать интерес игрока, стимулировать его совершать действия. Она определяет, естественно, влияние и количество случайностей, потому что практически все игры построены на случайности, на удаче, как вы справедливо заметили. Грубо говоря, есть шахматы, это игра с полной информацией, в играх типа шахмат всегда побеждает тот, кто лучше умеет играть. В 99 из 100 случаев. При том, что шахматы великая игра, её проблема в том, что как только у игроков чуть-чуть разный уровень, им становится неинтересно играть друг с другом. Классические настольные игры обходят это влиянием случайности, которая немножечко нивелирует класс. И хорошей игрой будет такая игра, в которой победитель до самого последнего конца, до последнего хода не определен. Потому что никто из игроков не потерял мотивации, никто из них не потерял стремление к победе и шансов на победу.

Антонина Цицулина: — Я знаю, что именно в настольных играх есть сложившиеся звёзды, даже уже мировые, которые умеют разрабатывать игры. И есть огромное количество игр, в которые невозможно доиграть.

Дмитрий Кибкало: — Что-то недоделано…

Антонина Цицулина: — Да, что-то недоделано, неинтересно, без конца возвращаешься, это вызывает раздражение. Создание хорошей игры, это профессия, это искусство?

Дмитрий Кибкало: — Это такая же профессия, как писать книги. То есть книгу вроде кажется, что каждый может написать, но будет ли ее кто-то читать, вот в чем вопрос.

Антонина Цицулина: —Тогда бизнесу должна быть очень интересна эта кафедра по нескольким причинам. Во-первых, это серьёзная научная составляющая, когда игра раскладывается с точки зрения психологии игры и педагогических ценностей. А второе – студенты смогут помимо обучения играм сами создавать игры, выдающиеся продукты. Создание такой продукции основано на серьёзном знании психологии своего потребителя.

Александр Савенков: — Видите ли, Антонина Викторовна, это разные задачи. Одна задача, это играть с детьми и научить их играть, привить им интерес к игре, вытащить из игры максимум педагогических результатов. И вторая задача, это композиторская работа, о которой говорил Дмитрий по составлению игр. Это разные задачи, вероятно, это разные люди.

Антонина Цицулина: — Сейчас дети достаточно мало имеют времени на игру, с другой стороны, игра имеет огромный развивающий потенциал. И нам очень важно, чтобы и дети играли, и были специалисты, которые умеют обучать игре. Конечно, тут вы можете полностью рассчитывать на поддержку ассоциации (Прим. ред.: АИДТ) и наших участников. Конечно, важно, чтобы в России появлялся класс создателей игр. НАИР сейчас объявила конкурс «Инновации для детства». В сфере игры есть педагоги, работающие непосредственно с детьми, которые переделывают, усовершенствуют игры, создавая зачастую абсолютно новый продукт. Мы надеемся собрать такие игры и, может быть, дальше помочь им выйти на какой-то рынок. Я знаю, что вы, Дмитрий, проводите конкурсы для разработчиков. Есть успехи? Есть ли выхлоп?

Дмитрий Кибкало: — Выхлоп есть, но не такой большой. То есть людей, которые хотели бы разрабатывать игры, очень много, но тех, чьи разработки есть шанс довести до полки, единицы.

Нужно понимать, что на западе это уже давно развитая индустрия и, фактически, российский начинающий автор, он конкурируют с именитым автором, который уже проверил свой продукт по другим рынкам, «собаку съел» на этом. Однако есть те, кто добиваются успеха. Это точно возможно.

Антонина Цицулина: — Точно возможно. Вторая программа, которую мы запускаем в ассоциации - международная образовательная программа для дизайнеров игр и игрушек. Я очень удивилась, когда мы нашли всего семь стран в мире, где есть специальные программы для подготовки дизайнеров игр и игрушек. И везде, кстати, присутствуют фигурки и поля для настольных и иных игр. Вторым моим удивлением было, Александр Ильич, то, что в этих программах более 50% занимают часы по возрастной психологии. Это связано с особенностями той или иной целевой аудитории. Это связано с эргономикой, с цветовосприятием, в том числе с применением нейротехнологий. И всего 15-20% обучающей программы связано с профессией дизайнера. И ещё более 50% - это новое программное обеспечение, новые технологии, которые позволяют конструировать игру. Ассоциация предварительно договорились с Италией о сотрудничестве. , Их программа наиболее приближена к нашему рынку с точки зрения дизайна. Буду рада, Дмитрий, если ваша компания примет в этом участие. Александр Ильич уже подтвердил свое участие.

Александр Савенков: — Антонина Викторовна, в современной педагогике и психологии слово «дизайн» имеет расширительную трактовку. Это не только оформительская работа, не только некое, извините за такое слово, украшательство. Речь идёт в целом о композиции игры. В дизайне игры, я думаю, что речь как раз идёт об этом.

Дмитрий Кибкало: — Дизайнером в мире называют автора, на самом деле.

Александр Савенков: — То, что мы говорили о конструкторе, это, видимо, и есть... Понятие педагогический дизайн объемлет как раз эту сферу, это конструирование образовательных систем и программ.

Антонина Цицулина: — Сегодня России надо создавать продукты для международного рынка. И те небольшие успехи, которые в т.ч. есть среди разработчиков настольных игр, они связаны как раз не с локализацией в своей стране, а с международными составляющими.

Дмитрий Кибкало: — Это целый отдельный вызов, потому что сделать игру для российского рынка, который объективно отстаёт от мирового, это достаточно решаемая задача. А сделать игру, которая добьётся успеха в мире - вот это вызов и это тот результат, к которому мы и все остальные игроки стремятся.

Антонина Цицулина: — В этом году в ассоциацию обратилась немецкая ассоциация игрушечников, которая попросила отметить десятку самых популярных российских игр и соответственно компаний. Кто эти компании?

Дмитрий Кибкало: — Если говорить про настольные игры, то самое сильное издательство в России сейчас -  это «Мир хобби». У них есть очень неплохие собственные разработки. Есть издательство «Иргология», где Тимофей Бокарёв и его коллеги разрабатывают очень крутые игры. Пожалуй, что в тройку лидеров входит «Мосигра», наша компания. Дальше сложнее.

Речь идет про издателей, а еще есть авторы, которые приносят в издательство свой продукт. Наверное, авторов наберётся десяток...

Антонина Цицулина: — Чем больше детей будут играть в эти игры, тем больше потом будет их создателей.

Александр Савенков: — Антонина Викторовна, есть одна проблема, которая часто поднимается на наших конференциях. Вот под разговоры, давайте вернём детям игру, проводится мысль, что кто-то эту игру у них отнял. А ведь, на самом деле, отделить ребёнка от игры невозможно. И когда Эльконин назвал игру для дошкольника ведущим видом деятельности, он даже поскромничал, это суть жизни ребёнка, отнять её, в принципе, нельзя. Но здесь, смотрите, какая интересная вещь происходит. Тележурналисты и ведущие, телеведущие любят посмеиваться над генералами, говоря, что генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Так вот педагоги и родители стараются воспитывать детей не для будущего, хотя говорят, что дети будущие, дети будут жить в будущем, но ориентируются они на своё прошлое. И когда они видят, что дети не играют в те игры, в которые играли они, они жутко расстраиваются. А у детей уже другие игры, дети живут в другой среде и будут жить совсем в другом мире.

Антонина Цицулина: — Иногда дети интуитивно знают лучше взрослых.

Александр Савенков: — Да, и вот это умение спрогнозировать, какая игра нужна современному ребёнку, чтобы он развил нужные когнитивные качества, нужные личностные свойства для будущего мира, вот эта задача невероятно сложная. Так же, как все задачи, которые так или иначе связаны с прогнозом. И мы рассчитываем, выращивая эту магистерскую программу, создать особую научную школу, которая бы занималась серьёзно и профессионально этими вопросами. Чтобы закладывать настоящий крепкий фундамент.

Антонина Цицулина: — Спасибо огромное, очень важно, когда появляются не сиюминутные проекты, потому что это в тренде, потому что об этом все говорят. Сегодня в мире в ряде стран, в Австралии, Китае, уделяют огромное внимание именно научной составляющей игр, понимая, какой потенциал есть по коммуникациям с детьми с помощью игр и игрушек. Поэтому с нашим сегодня ещё пока непонятным, неструктурированным, непрозрачным рынком будет всё хорошо.

Александр Савенков: — У нас много идей, которые приняты как аксиома. Например, утверждается, что игра чрезвычайно полезна, что она влияет на одно, на другое, на третье. Но не доказано, как именно она влияет. В какой степени, на кого, на кого-то в большей мере, на кого-то в меньшей мере. Действительно ли полезны такие мощные интеллектуальные нагрузки, как головоломки, например, или какие-то жёсткие интеллектуальные игры. В некоторых программах по интеллектуальному развитию малышей их стараются удалять, потому что больше ценится ощущение успеха, которое приобретает ребёнок, решая несложные задачи. Чтобы он, решая простые задачи, смог почувствовать, что это классно, интересно, и постепенно ему усложняют их, усложняют и усложняют, и он втягивается в интеллектуальные нагрузки. Когда ему сразу бьют по голове какой-то сложной задачей, будь она игровая или, может быть, просто учебная, когда из одной трубы «вливается», в другую «выливается».

Дмитрий Кибкало: — Я вас дополню. Сейчас все игры, будь то компьютерные, настольные, они как раз построены на «кривой обучения». И ты никогда не должен испытывать нагрузку, нет, это чересчур сложно для меня, пойду чем-нибудь другим займусь. Будет выстраиваться кривая обучения, чтобы комфортно, испытывая постоянное ощущение победы, ты узнавал, например, новые стороны механики и в итоге раскрыл её полностью.

Антонина Цицулина: — В целом класс настольных игр сейчас занял нишу дворовых игр. То есть собирается компания, иногда одного возраста, иногда одних интересов, и учится играть по правилам, выигрывая или проигрывая. Сейчас также появляется целое сообщество, в игру начинают играть везде, в крупных туристических комплексах, в ресторанах, создаются специальные клубы, появляются специализированные антикафе, в которых играют в те или иные игры. Расскажете, как сейчас развивается ваша компания?

Дмитрий Кибкало: — Мы растем на 40% в год. Поэтому можно сказать, что пока ещё всё хорошо. Здесь такая, это моя теория... У меня есть ощущение, что, грубо говоря, в детском саду, в школе, в университете в целом у человека достаточно общения, и он не понимает, что в какой-то момент он будет испытывать дефицит. И сразу после университета наступает коллапс, потому что работа, конечно, может повезти с коллективом, может не повезти, плюс, в любом случае, обычно меньше народа окружает. И в этот момент для восполнения социального вакуума применяются игры. Удивительно, но у нас, например, очень большая часть аудитории - 25+. Это взрослые люди, которым нужно заполнить социальную дыру. Понятно, что мы в планшете можем отлайкать фото в Фейсбуке, узнать, у кого как дела, но это не заменит полноценного общения. Соответственно, навык общения теряется, в том числе, благодаря онлайн общению. И игры позволяют эту потерю сгладить. Мы пришли, сходу не вяжется разговор, начали что-то, у нас появилось какое-то совместное дело, мы во что-то вместе играем, разговор завязался, мы все получили удовольствие. Не столько мы его получили от игры, на самом деле, мы получили от того, что мы вместе, разные люди, с разными совершенно бэкграундом решили какую-то совместную задачу. Мы выходим и думаем, что во всём виновата игра, на самом деле, во всём виновато общение, а игра - это способ начать это общение.

Антонина Цицулина: — Мы проводили для российских производителей на базе «Детского мира» такие игровые уроки, объясняли, консультировались со специалистами. Я вообще не поняла, откуда там взялись подростки. Нам всем говорят, что подростки уже не ходят в детские магазины… Но у нас самая атмосферная фотография была, на которой сидят взрослые, дети, подростки и с удовольствием режутся в замечательные настольные игры компании «Первые шаги». На этом мероприятии был просто какой-то фурор с этим классом игр. Другой пример - мы ходили на встречу в ресторане. Конечно, я сразу увидела, что они играют в игры «Мосигры». Ну что меня удивило, что туда включались играть посетители ресторана. Говорят, что игра - это до 14 лет. Ничего подобного. Если завтра в наши игры будут играть 25-летние, а завтра 50-летние, мы только за.

Дмитрий Кибкало: — Так и задача такая стоит как раз, вовлечь взрослых людей. Если взрослого человека посажу, ему понравится, и он ещё 40 лет будет этим пользоваться. У ребёнка постоянно меняются приоритеты, он сегодня поиграл, завтра уже на что-то другое переключился. И в этом смысле очень благодатная почва, работать с людьми 25+, в том числе и 50+ Это достойная аудитория.

Александр Савенков: — Антонина Викторовна, вы упомянули исчезновение дворовых игр. Это произошло не только в нашей стране, это произошло в мире в целом. Но очень интересно понаблюдать за нами за всеми, за социумом, за педагогами. Ведь мы боролись с дворовыми играми. Помните, в советское время «войну с Мишкой Квакиным», с улицей. Как бы так убрать детей с улицы, затащить их во дворец пионеров, заставить заниматься чем-то полезным. Боролись, боролись, победили, а теперь жаль, что нет дворовых игр.

Антонина Цицулина: — Значит надо восстанавливать дворовые площадки.

Александр Савенков: — И нам нужно создать ситуацию для формирования тех качеств, которые сейчас называются мягкими навыками. Это эмоциональный интеллект, это социальная компетентность, и масса вот таких вещей, которые, оказывается, весьма существенно влияют на жизненную успешность человека. Если раньше вот в этих дворовых играх ребёнок узнавал о том, что такое добро, зло, честность, предательство, теперь ему и узнать об этом негде. И может быть, действительно, новые варианты организации игровой жизни станут решением этой проблемы. Но дворовая культура уже, видимо, не вернётся, победили, так победили.

Антонина Цицулина: — Вы знаете, я соглашусь и не соглашусь. Если мы принимаем за аксиому, что каждая игра несёт позитивную информацию для ребёнка, взрослого, то посмотрите, мы выходим в парки, все парки полны детей, семей с детьми. Если посмотрим на познавательно-развлекательные центры, там очень много детей. Поставили воркауты: в субботу, в воскресенье они заняты, их не хватает. То есть надо создавая общественные пространства, заполнять их разными элементами взаимодействия людей между собой. Тогда игры вернутся. Также очень хорошо растут сейчас игры на открытом воздухе. И это хорошо. Мы понимаем, что дети больше двигаются, значит они больше времени проводят на свежем воздухе. Появляется мебель, например, расчерченные столы, на которых можно играть от традиционных, имеющих тысячелетнюю историю шахмат, шашек, до разного типа настольных игр.

Дмитрий Кибкало: — Я хотел защитить немножко дворовые игры. В дворовой игре был очень важный элемент наставничества. Пацаны постарше передают пацанам помладше… Помню, у нас была игра под названием «Дуля»: вокруг столба мяч нужно закручивать, одна команда в одну сторону, другая в другую. Для меня это выглядело так: в шесть лет я приходил и только смотрел, потому что играли старшие ребята. Лет в восемь меня иногда, когда кого-то не хватает, брали в игру. Потом уже в 10 я стабильно играл. Потом я уже кого-то звал, - иди сюда. И вот эта история дворового наставничества, она была важной, это как раз передача ценностей важных, жизненных.

Александр Савенков: — Видите, эта среда довольно быстро криминализировалась. Это как-то неизбежно происходит. Кому-то удаётся потом из этого уйти, а кому-то нет. И тут потери.

Антонина Цицулина: Сейчас часто делают разновозрастные группы. Говорят, что очень хороший эффект, когда, например, три возраста в одной группе. Дети вообще, в принципе, хорошо играют всегда, везде и повсюду, поэтому сейчас можно говорить о конкуренции за время ребёнка, когда он может играть, общаясь с семьей, общаясь со своими сверстниками, либо общаясь с ребятами со своего двора. То есть мы живём в таком пространстве, в котором нам всегда некогда. Развейте эту мысль.

Александр Савенков: — Да, и проблема депривации, она ведь характерна не только для деток, которые волею судьбы оказались где-то в детских учреждениях. Есть и вопрос вторичного госпитализма, когда у ребёнка полный набор мам, пап, бабушек и дедушек, а ребёнок отрезан от мира компанией охранников, гувернанток.

Антонина Цицулина: — И вообще, одинок в семье, у него нет ни братьев, ни сестёр...

Александр Савенков: — И по понятным причинам это непреодолимо. Но что-то затем всё равно надо делать и, наверное, здесь ресурс игры очень велик.

Антонина Цицулина: Было интересное исследование, опрос родителей, в какие игры они играют со своими детьми и в какие игры они любят играть со своими детьми. Так вот, для родителей это иногда очень тяжело, это как сказку «Маша и медведь» надо прочитать 50 раз…

Александр Савенков: — Может быть, подготовить специалистов, пусть они это делают.

Антонина Цицулина: — Специалистов в том числе.

Александр Савенков: — Доверяйте профессионалам.

Антонина Цицулина: Сейчас появляются специализированные игровые клубы, куда родители приводят детей играть. Система дошкольного, школьного, дополнительного образования, система развлекательных центров, парков. Раньше был педагог-организатор, его учили организовывать игры, вожатый.

Александр Савенков: — И сейчас есть социальный педагог, есть вожатый. Если говорить о вожатых в лагерях, то функции их меняются. Меняются функции лагерей, они уходят от парадигмы санаторной, оздоровительной и всё больше превращаясь в образовательные учреждения. У многих родителей есть запрос на то, чтобы ребёнок летом не просто купался, гонял мяч или загорал, но ещё и научился чему-то полезному.

Ребёнок должен и во время каникул чему-то полезному научиться, и не обязательно это должно быть связано со школьной программой. Это может быть что-то дополнительное. И в результате лагеря переориентируются, меняются. Это сказывается на подготовке вожатых, они существуют, они остаются, но уже в лагерях появляются педагоги очень высокого уровня, в таких лагерях, как «Сириус», «Смена», «Артек», «Океан».

Дмитрий Кибкало: — «Орлёнок».

Александр Савенков: — «Орлёнок». Социальных педагогов и вожатых там готовят на полную катушку. Что же касается той магистерской программы, о которой мы сегодня говорим, это капля в море, если брать нашу огромную страну, но с чего-то всё должно начинаться.

Во-первых, мы создадим научную школу, постараемся вырастить специалистов нового уровня, современных специалистов, педагогов, разрабатывающих психологию детской игры и изучающих новые педагогические возможности, и на практике работающих с детьми, и в обязательном плане способных конструировать.

Антонина Цицулина: Это может быть какая-то специализация или курсы краткосрочные, которые мы сможет делать на базе ассоциации совместно с институтом…

Александр Савенков: — В дальнейшем, да.

Антонина Цицулина: — Хочу ещё сказать, что есть огромная потребность, например, у наших коллег, развивающих сетевые форматы образовательно-познавательных центров (Zamania, «КидБург» и другие). Они тратят очень серьёзные инвестиции именно на подготовку специалистов, которые играют и работают с детьми.

В этом году все наши передачи, так или иначе, посвящены столетию отечественной российской игры и игрушки. И мы открыли общественное движение в поддержку игры «Да - Игра!», к которому каждый может присоединиться, написав, почему игра очень важна, какое место она занимает в его жизни, в профессиональной деятельности. Коллеги, вы можете присоединиться к игре, направить свою игру на голосование, принять участие в разработке, если вы разрабатываете игры или вы дизайнер и хотите специализироваться на играх.

Александр Савенков: — Я бы хотел ещё отметить, что игре и игрушке не сто лет. Играют на Руси значительно дольше. 100 лет исследований!

Антонина Цицулина: — Не только исследований. Именно 100 лет назад открылась первая артель промышленного производства игрушки. До этого существовали мастера, которые делали игру, всё, что относится к народным художественным промыслам. То есть помимо того, что стали собирать музеи игры и игрушки, стали вести научную деятельность, 17 октября 1918 года открыли первую артель по производству фарфоровых кукол. Это зафиксированный факт первый артели, потом формировались промышленные предприятия. Сегодня у нас всего несколько промышленных предприятий, которые имеют более чем 80-летнюю историю, всё остальное мы потеряли, но, тем не менее, кое-что сохранили. Дмитрий, что мы сегодня не озвучили?

Дмитрий Кибкало: — Мы столько всего сказали.

Антонина Цицулина: Играйте в настольные игры! В следующий понедельник мы будем говорить тоже о новом классе игр, об играх, которые лечат, о том, как сегодня игра интегрируется в блок, связанный с оздоровлением, с коррекцией, с реабилитацией, будет очень интересная передача. Сегодня с нами был Александр Ильич Савенков, директор Института педагогики, психологии и образования МГПУ, он рассказал о магистерской кафедре по интеллектуальным играм, которая откроется на базе университета. И Дмитрий Кибкало, совладелец компании «Мосигра». Спасибо вам огромное.

Каждая передача «Да-Игра!» проходит в формате живого диалога по понедельникам в 17:00.
Все эфиры можно посмотреть: https://www.youtube.com/channel/UC4GCfz4LE5ZSYwo95JhsxzQ

На основе авторской передачи "Да-Игра!» выходит серия интервью на отраслевом портале РДТ-Инфо, журнале «Точка продаж» и сайте АИДТ.

Календарь

« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Письмо в редакцию

Ваше имя и компания

Некорректно заполненное поле
E-mail

Некорректно заполненное поле
Телефон

Некорректно заполненное поле
Выбрать нужное



Введите цифры
Введите цифры
Invalid Input